Азербайджан, нигерия

Азербайджан, Нигерия, Венесуэла первые жертвы нефтяного кризиса

Азербайджан на прошлой неделе и Нигерия на выходных… Страны-производители нефти падают одна за другой.

Стефан Сильвестр (Stephan Silvestre)

Atlantico: На прошлой неделе Азербайджан и Нигерия обратились за помощью в МВФ. Этот шаг стал причиной их неспособности выстроить бюджет в условиях падения цен на нефть за последние месяцы. Означает ли это начало цепной реакции среди производителей нефти?

Стефан Сильвестр: Да, устойчиво низкий уровень цен на нефть стал сильнейшим ударом по наименее устойчивым странам. Но не все производители сидят в одной лодке. Некоторым проще противостоять буре, потому что они достаточно богаты или же их экономика достаточно диверсифицирована. В любом случае, для наименее развитых стран вроде Азербайджана и Нигерии зависимость от нефти оборачивается экономической катастрофой.

Жан-Пьер Фавеннек: Крупные страны-производители нефти во многом зависят от нефтяных поступлений для того, чтобы уравновесить бюджет.

Более половины поступлений российского государства идет от углеводородов. В странах ОПЕК на нефть и газ приходится 90% экспорта. Обвал нефти со 115 долларов в июне 2014 года до чуть более 30 в настоящий момент означает для них самые серьезные последствия.

Некоторые государства и прежде всего Саудовская Аравия, Кувейт, ОАЭ и Катар сформировали серьезные финансовые резервы за последние годы. Саудовская Аравия приняла бюджет с дефицитом в 100 миллиардов долларов, но у нее еще есть 750 миллиардов в запасе. Ее положение непростое, но в краткосрочной перспективе причин для беспокойства нет.

Над какими странами сейчас нависла самая большая угроза? Может, для некоторых сейчас уже слишком поздно? Могло бы повышение цен на нефть помочь им улучшить ситуацию?

Стефан Сильвестр: В самом опасном положении находятся африканские страны, такие как Ангола, Габон, Конго, Чад, Камерун и Алжир. Все они выстраивали бюджеты на 2015 год, исходя из нефти в 70 или даже 90 долларов. В таких условиях у них не получается найти потребные финансы, а в 2016 году все будет только хуже. Причем в этом они не одиноки: Венесуэла, Ирак, Казахстан и, в меньшей степени, Мексика тоже страдают. Причем на существенный рост котировок в ближайшее время им рассчитывать не приходится. Кроме того, даже в период, когда нефть перевалила за отметку в 120 долларов, особым достатком эти страны тоже не блистали. Улучшить ситуацию в их экономике можно лишь развитием новых отраслей промышленности. К сожалению, текущая ситуация на рынке не способствует энтузиазму финансовых институтов, и их доступ к кредитованию будет весьма ограничен.

Жан-Пьер Фавеннек: В самом тяжелом положении находятся Россия и Венесуэла. Падение курса рубля свидетельствует о проблемах страны. Венесуэла же просто задыхается. В других странах ОПЕК существует угрожающий их стабильности дефицит.

Подъем цен на нефть, безусловно, очень важен для них. Их бюджеты высчитывались из цены 50-60 долларов за баррель. В этом и может быть их цель.

Как этот эффект домино может стать угрозой для текущей стратеги ОПЕК? Могут ли в таких условиях появиться новые альянсы?

Стефан Сильвестр: Сейчас у ОПЕК больше нет стратегии. В этом и заключается один из факторов обвала цен. Стратегия имеется только у Саудовской Аравии с союзниками из Персидского залива. В рамках ОПЕК чего-то ждать не стоит. Оказавшиеся в тяжелейшей ситуации страны вроде Венесуэлы и Ирака громогласно требуют принять срочные меры, но пока впустую. Саудовской Аравии же нужно менять стратегию. То есть, если точнее, начать ее новую фазу и повернуться к России, чтобы вернуть контроль над рынком в ущерб США и Ирану.

Жан-Пьер Фавеннек: Пока речь идет не о стратегии ОПЕК, в рамках которой члены организации договорились бы о сокращении производства, а о стратегии Саудовской Аравии, за которой следуют другие представители Совета сотрудничества Персидского залива (Кувейт, ОАЭ, Катар, Оман) в надежде сохранить свою долю рынка на фоне роста добычи сланцевой нефти в США. Эта стратегия ведет к избытку производства и, соответственно, снижению цен.

Мужчина несет пустые канистры, чтобы купить бензин на заправочной станции

Низкие цены беспокоят страны ОПЕК и дают толчок инициативам по сокращению добычи.

Последней инициативой стали переговоры между Саудовской Аравией и Россией, двумя крупнейшими производителями нефти наравне с США. Соглашение этих стран повлекло бы за собой аналогичные шаги других производителей и, без сомнения, позволило бы поднять цены. Но возможно ли оно на фоне их разногласий, в частности по Сирии?

Можно ли уже подвести какие-то итоги о том, кому был выгоден этот спад после 18 месяцев снижения цен?

Стефан Сильвестр: Ситуация играет на руку потребителям, то есть странам ОЭСР и Китаю. Экспортеры же только теряют. Даже у Саудовской Аравии, которая стремится задавить конкурентов, мало шансов на успех. Получается так, что при низких ценах все стремятся больше продавать, чтобы скомпенсировать спад. В Результате аравийцам так и не удалось расширить свою долю рынка за эти два года. В лучшем случае у них получилось охладить пыл инвесторов к разведке нефти. Но и это мало что даст: когда цены поднимутся, инвестиции возобновятся по всему миру.

Жан-Пьер Фавеннек: Пока цены не опускались ниже 60 долларов за баррель, это существенно улучшало сальдо внешней торговли стран-импортеров. В результате французский импорт подешевел на несколько десятков миллиардов долларов. А это положительно отразилось на экономическом росте.

В то же время падение до 30 долларов наоборот влечет за собой отрицательные последствия. Дефицит в странах-производителях, сложности во многих компаниях. Под ударом оказалась вся мировая экономика.

Источник:

Which of Nigeria's 11 goals is your favourite?

Azerbaijan - Nigeria, FIFA U-17 Women's World Cup Azerbaijan 2012: The Nigerians banged in just short of a dozen goals against the overwhelmed hosts with ...

Добавить комментарий