Благословенно воинство

Благословенно воинство Небесного Царя (Церковь воинствующая) икона, написанная в 1550-х годах по заказу Ивана Грозного в память о его Казанском походе 1552 года.

Предполагаемым автором иконы считают протопопа Благовещенского собора Кремля и царского духовника Андрея (с 1564 года московский митрополит Афанасий). Икона находилась у южных врат кафедрального Успенского собора Московского Кремля возле царского места. Икона вместе с молебным местом царя, украшенным рельефами на сюжет Сказания о князьях Владимирских, должна была демонстрировать преемственность власти московских царей от великих князей киевских и владимирских. В начале XX века икона находилась в мироваренной палате Кремля, а в 1919 году поступила в собрание Государственной Третьяковской галереи.

Название иконы происходит от первой строки мученичной стихиры на стиховне пятого гласа на утрени понедельника:

Благословено воинство Небеснаго Царя: аще бо и земнородніи беша Страстотерпцы, но Ангельское достоинство потщашеся достигнути, о телесехъ нерадиша, и страданьми безплотныхъ сподобишася чести. Темже молитвами ихъ Господи, низпосли намъ велію милость.

Стихира выражает идею, что мученики, пострадав за Иисуса Христа и приняв за него смерть, становятся воинами небесного Царя, то есть приравниваются к ангельскому чину.

Источником такой иконографии Благословенно воинство является Откровение Иоанна Богослова. В нём описывается Небесный Иерусалим (Откр. 21:1021), вытекающая из него река воды жизни (Откр. 22:1), а также горящий город Вавилон великий (Откр. 18:1820).

Прямое указание на сюжет иконы содержит мученичен 9-й песни утреннего канона среды Полк богособран, воинство небесное, собор избранный, святая сень явистеся, вы всехвальнии мученицы Спаса, лукавого грады разрушающе Божественною благодатию.

Изображение на иконе вхождения войска в Небесный Иерусалим точно соответствует тексту послания митрополита Макария, с которым он перед началом Казанского похода обратился к его участникам. В нём воинам, которые умрут на поле брани, он обещает: по реченному Господню словеси второе мученическое крещение восприимет пролитием своея крови и восприимет от Господа Бога в тленных место нетленна и небесная и в труда место вхождение вышняго града Иерусалима наследие. Позднее митрополит в своём послании в Свияжск сравнил подвиг русского войска при покорении Казани с подвигом христианских мучеников и исповедников.

Горящий город и Небесный Иерусалим.

В правой части иконы изображён горящий город. Его атрибутируют как град лукаваго, город, оставленный ради нового небесного града, или как Казань, покорённую Иваном IV во время его похода 1552 года. По мнению искусствоведа В. В. Морозова, этот горящий город не разрушается огнём, а очищается им. Это мнение основано на сообщении Степенной книги, содержащей описание видения одного из участников казанского похода пресвитера Андрея (будущий митрополит Московский Афанасий и предполагаемый автор иконы): явьственно не во сне, но и на яве, над самым градом Казанию необычен свет разливающься по всему граду, в нем же мнози столпове солнцеобразнии, яко свещеным горением к небеси воспылахуся. Некоторые исследователи видят в очертаниях горящего города главную мечеть Казанского ханства Кул Шариф, разрушенную Иваном Грозным.

От горящего города движется многофигурная процессия конных и пеших воинов, направляющихся к Небесному Иерусалиму, изображённому в левой части иконы. Он помещён на горе в сени красного шатра и заключён в мандорлу из красных и зелёных кругов, разомкнутую в одном месте; к этому месту ведёт дорога, по которой воинам предстоит войти в Небесный Иерусалим. Этот небесный град трактуют как образ Москвы. В нём воинов встречает Богородица с Младенцем Иисусом, сидящим у неё на коленях. Богомладенец раздаёт ангелам мученические венцы для воинов. У Небесного Иерусалима произрастает райский сад. Деревья в нём имеют красные плоды, а на деревьях вне райского круга плодов нет, и они, хотя и растут по берегам райской реки, относятся уже к земному пейзажу.

Райская река.

Из Небесного Иерусалима вытекает райская река. Она обладает сложным символизмом: у Павла Муратова это библейская чистая река воды жизни (Откр. 22:1). , у В. И. Антоновой источник воды ясли Христовы в Первом Риме, а иссякший источник Византия, не сумевшая сохранить веру и завоёванная турками. В. В. Морозов указывает, что если река вытекает из яслей Христовых, то тогда два небольших источника, стоящих рядом с ними, можно понимать как Православную (источник, через который протекла река) и Католическую (иссякший источник) церкви. Тогда широкая река, текущая навстречу воинам, это символ истинной веры, ревнителями которой выступают российские правители.

Процессия воинов, движущаяся на иконе справа налево, разделена на три ряда, каждый из которых написан на золотом фоне с поземом в виде горок. Головы воинов верхнего и нижнего рядов окружены нимбами.

Архангел Михаил.

Во главе всех рядов воинов изображён архистратиг небесных сил архангел Михаил верхом на крылатом огненном коне. Фигура архангела заключена в сферическую мандорлу. Иконография архангела Михаила как небесного архистратига является довольно редкой для русского искусства XVI века. Архангел находится у врат Небесного Иерусалима и, обернувшись назад, призывает всех остальных следовать за ним. Помещение его фигуры на иконе связано с тем, что архангел Михаил почитался как патрон рода московских государей (Иван Грозный называет его в своих сочинениях пособником всех благочестивых царей, а Архангельский собор Кремля служил их усыпальницей.

Воин со стягом.

За фигурой архангела изображён молодой воин в алом плаще со стягом в руках. По мнению некоторых исследователей, это изображение царя Ивана Грозного. Воин, как и архангел Михаил, обращает свой взгляд к остальным воинам, тем самым призывая их следовать за собой. Над его головой изображены три ангела, держащих в руках один венец. Они понимаются как ангелы трёх царств, над которыми властвует Иван IV, Русское царство, Казанское и Астраханское ханство, а венец в их руках является шапкой Мономаха.

Пешие и конные воины.

Нижний ряд воинов: За воином со стягом в толпе пеших воинов изображена крупная фигура всадника в царских одеждах с крестом в руках. Её идентифицируют как Владимира Мономаха или императора Константина Великого. Основным аргументом в пользу идентификации фигуры с крестом как Владимира Мономаха выступает то, что Иван Грозный называл его первым русским царём, а себя считал его преемником и наследником его царских регалий. Следом за ним на конях едут князь Владимир со своими сыновьями Борисом и Глебом.

Верхний ряд воинов возглавляют князь Дмитрий Донской и его небесный покровитель великомученик Димитрий Солунский. Предводителями нижнего ряда выступают воин без нимба с алым стягом (возможно Георгий, брат Ивана IV, святые Александр Невский и Георгий Победоносец. Кроме них, в воинах верхнего и нижнего рядов идентифицированы: Феодор Стратилат, Андрей Стратилат, Михаил Черниговский, Михаил Тверской, Всеволод-Гавриил Псковский, Довмонт-Тимофей Псковский, Феодор, Давид и Константин Ярославские. Идентификация связана с перечнем святых покровителей русских воинов, содержащимся в послании митрополита Макария в Казань. Позем под ногами воинов изображён в виде горок.

Основываясь на словах митрополита Макария из его послания в Казань (не токмо прощение грехов от бога получят за пролитие своея крови, но и сугубы мзды от бога восприимут в нынешнем веце о воинах, которые останутся живы в бою; восприимет от господа бога в тленных место нетленна и небесная и в труда место вхождение вышняго града Иерусалима наследие о воинах, которые погибнут в бою), некоторые исследователи делают вывод, что воины без нимбов это выжившие участники похода на Казань, а имеющие нимбы павшие в бою. Относительно разделения персонажей на пеших и конных выдвигается предположение, что пешие воины это чёрный люд, а конные князья.

Икона XVI века, выпуск 12

В 12-м выпуске ведущая Вера Донец рассказывает об иконе XVI века «Благословенно воинство Небесного Царя»,...

Добавить комментарий